Космос:  кризис среднего возраста.

Во Вселенной все еще рождаются звезды и черные дыры. В  течение  последних  14  млрд.  лет космическое строительство постепенно перемещается от крупных галактик к мелким. В течение первой половины жизни Вселенной в  гигантских галактиках сформировалось огромное количество звезд и  сверхмассивных  черных  дыр,  которые дают энергию ярким квазарам (слева).  Во  второй  половине  жизни активность  гигантских  галактик снизилась, но формирование звезд и  черных  дыр  продолжалось  в  галактиках  среднего  размера,  таких как наш Млечный Путь  (в центре). В  будущем  основными  участками космической  активности  станут карликовые  галактики,  каждая  из которых содержит лишь несколько миллионов звезд (справа).

До  недавних  пор  большинство  астрономов  предполагали, что  Вселенная  вступила  в  свой весьма  скучный  средний  возраст. Считалось,  что  ранняя  история Вселенной  (приблизительно  до 6 млрд. лет после Большого взрыва) была  эпохой  космического фейерверка:  галактики  сталкивались и  сливались,  огромные  черные дыры  всасывали  стремительные водовороты  газа,  рождалось  большое количество звезд. Но в течение следующих  8  млрд.  лет  слияние галактик  стало  ослабевать,  гигантские  черные  дыры  успокоились, и формирование звезд замедлилось. Многие астрономы были убеждены, что  приходит  конец  космической истории и в будущем нас ждет бесконечное  расширение  спокойной и  стареющей Вселенной.


Новые наблюдения показывают, что сообщения о грядущей смерти Вселенной были сильно преувеличены.


Но наблюдения последних лет показали,  что  сообщения  о  кончине Вселенной преувеличены. Благодаря новым космическим обсерваториям и оснащению наземных телескопов современными  приборами  астрономы  обнаружили,  что  близкие к  нам галактики были очень активны в недавнем прошлом. (Поскольку свет от более далеких галактик идет до нас дольше, мы наблюдаем их на более  ранней  стадии  развития.) Рентгеновское  излучение  ядер  относительно близких к нам галактик показало,  что  там  скрыты  чрезвычайно массивные черные дыры, все еще пожирающие окружающий газ и пыль. А при более детальном изучении света, испущенного галактиками различного возраста, выяснилось, что темп формирования звезд не уменьшается так быстро, как считалось раньше.

Стало  ясно,  что  в  ранней Вселенной  доминировали  немногие  гигантские  галактики,  содержащие колоссальные черные дыры и  демонстрировавшие  вспышки звездообразования.  В  современной  же  Вселенной  формирование звезд и  аккреция  вещества на черные дыры происходит повсеместно, в  том числе и во множестве средних и малых галактик.

Глубокие снимки

Чтобы  восстановить  историю Вселенной,  астрономы  сначала должны понять  смысл  того поразительного  разнообразия  объектов, которое они наблюдают. Наши самые  точные  оптические  представления о Вселенной появились благодаря  работе  космического телескопа  «Хаббл».  На  глубоких снимках  двух  крошечных  участков  неба,  полученных  аппаратом с десятисуточной экспозицией через четыре цветных фильтра, ученые  обнаружили  тысячи  далеких галактик,  наиболее  старая  из  которых  образовалась  спустя  всего 1 млрд лет после Большого взрыва. А на самых последних сверхглубоких  снимках  «Хаббла»  видимость еще  лучше.  Астрономы  хотят  узнать,  как  самые  старые и  далекие объекты  превратились  в  современные  галактики.  Понять  связь настоящего с  прошлым – одна из основных задач современной астрономии.

ОБЗОР: СРЕДНИЙ ВОЗРАСТ

1.Ранняя история Вселенной была бурной эпохой, отмеченной столкновениями галактик, мощными вспышками формирования звезд и рождением массивных черных дыр. Благодаря спаду космической активности многие астрономы поверили, что славные дни Вселенной ушли в прошлое.

2. В последние годы ученые обнаружили черные дыры, все еще активно пожирающие газ во многих близких к нам галактиках. Наблюдения также показали, что формирование звезд не заканчивалось так быстро, как думали раньше.

3. В ранней Вселенной доминировало небольшое число гигантских галактик, теперь активными стали более мелкие из них

Важным шагом станет разработка  космической  стратиграфии  – выяснение  того,  какие  объекты среди тысяч галактик на глубоком снимке расположены к нам ближе, а какие дальше. Стандартный способ решить поставленную задачу – получить спектр каждой галактики и  измерить его красное смещение. Из-за  расширения  Вселенной  линии в спектре далеких источников смещены  в  красную  сторону:  чем сильнее сдвинуты линии, тем дальше от нас источник в пространстве и  времени. Например,  единичное красное  смещение  означает,  что длина  волны  возросла  на  100%, то  есть  увеличилась  вдвое.  Свет от  такого  объекта  был  испущен примерно  через  6  млн.  лет  после Большого  взрыва,  что меньше  половины  возраста  Вселенной.  На самом  деле  астрономы  указывают глубину  прошлого  не  в  единицах времени,  а  в  единицах  красного смещения, поскольку прямо измеряется именно оно.

Определение  красных  смещений  – надежный способ восстановить  космическую  историю,  но  на самых  глубоких  снимках  практически невозможно измерить красное  смещение  всех  галактик.  Во-первых, их чрезвычайно много. Но еще  важнее,  что  некоторые  галактики  чрезвычайно  слабы,  их  тусклый свет состоит из одного фотона в  минуту на квадратный сантиметр. Когда  получают  спектр  галактики, дифракционная  решетка  спектрографа рассеивает этот тусклый свет по большой площади детектора, что делает сигнал на каждой длине волны еще слабее.

В  конце  1980-х  Леннокс  Кювье (Lennox  L. Cowie)  из  Астрономического института Гавайского университета и  Саймон Лилли  (Simon J. Lilly) из Технологического института в  Цюрихе (Швейцария) разработали новый метод, позволяющий обойтись без  сложного измерения красных  смещений. Они фотографировали  небо  через  светофильтры,  пропускающие  ультрафиолетовый,  зеленый  или  красный  свет, а  затем измеряли яркость  галактик в  каждом  из  данных  диапазонов (см.  рис).  Таким  образом, близкие галактики с молодыми звездами  оказывались  одинаково яркими во всех трех диапазонах.

Однако  в  спектре  такой  галактики  имеется  резкий  обрыв  сразу  за ультрафиолетовым  диапазоном, на длине волны 912 ангстрем. Он возникает  потому,  что  нейтральный водород внутри и вокруг галактики поглощает излучение с более короткими длинами волн. Поскольку свет от далеких галактик смещен к красному концу спектра, обрыв перемещается  к  более  длинным  волнам. Если красное смещение достаточно велико,  то  галактика не  будет  видна  в  ультрафиолетовом  диапазоне, а  если оно еще больше, то галактике не  суждено быть обнаруженной и  в  зеленом диапазоне.

ЭВОЛЮЦИЯ ВСЕЛЕННОЙ

Изучая глубины пространства, астрономы получают сведения о прошлом Вселенной, поскольку свет от далеких объектов идет до нас долго. Более 10,5 млрд. лет назад огромные галактики сталкивались и сливались, стимулируя рождение звезд и появление газа на сверхмассивных черных дырах. Активное рождение звезд и рост черных дыр в ядрах галактик продолжалось и 8 – 10,5 млрд. лет назад. Затем активность черных дыр и звездообразование в крупных галактиках стали затухать. Сегодня звезды в основном рождаются в небольших спиральных и неправильных галактиках.

Таким  методом  Кювье  и  Лилли смогли разделить галактики со звездообразованием на широкие интервалы по красному смещению, грубо указывающие  их  возраст.  В  1996 г. Чарльз Стейдел (Charles C. Steidel) из Калифорнийского  технологического  института  и  его  сотрудники использовали  данный  метод,  чтобы  выделить  сотни  древних  галактик  с  формирующимися  звездами и  красным  смещением около 3,  т.е. с  возрастом около 2 млрд.  лет после  Большого  взрыва.  Контрольные спектры некоторых из  этих  галактик,  полученные  с  помощью  мощнейшего  десятиметрового  телескопа  «Кек» на Мауна-Кеа  (Гавайи), подтвердили,  что  большинство  из них  действительно  имеет  такое красное смещение.

Как только красное смещение галактик измерено, можно приступать к реконструкции истории звездообразования. Из наблюдений ближайших галактик известно, что за определенное время на свет появляется небольшое число массивных и множество  мало массивных  звезд.  На каждые 20 звезд, подобных Солнцу, рождается  одна  звезда  с  массой в  10  раз больше солнечной.

Массивные  звезды  излучают ультрафиолетовый  и  голубой свет,  тогда  как  звезды  малой  массы  – желтый и красный. Если красное  смещение  далекой  галактики известно,  астрономы  могут  определить  ее  истинный  спектр  (в  ее собственной  системе  отсчета). Тогда,  измерив  полное  ультрафиолетовое  излучение  галактики,  исследователи  могут  оценить  количество  массивных  звезд,  которые живут всего лишь несколько десятков  миллионов  лет  –  краткий  миг по галактическим стандартам. Если темп  звездообразования  замедляется,  количество  массивных  звезд быстро  снижается,  поскольку  они умирают  вскоре после  своего рождения.  В  нашей  Галактике,  вполне рядовой  современной  спиральной системе,  количество наблюдаемых массивных светил  указывает на то, что звезды формируются со скоростью  нескольких  солнечных  масс в  год. Однако  в  галактиках  с большим красным смещением темп рождения звезд в 10 раз выше.

В ранней Вселенной с помощью субмиллиметровой камеры SCUBA на телескопе «Дж.К.Максвелл» обсерватории Мауна-Кеа (Гавайи) были открыты галактики предельно высокой светимости. Яркое пятно слева, вероятно, древняя, окутанная пылью галактика, в которой звезды рождаются с частотой: более 1 тыс. солнц в год.

Когда  Кювье  и  Лилли  вычислили скорости  формирования  звезд  во всех  наблюдавшихся  ими  галактиках, они пришли к поразительному выводу, что во Вселенной произошел поистине демографический взрыв при красном смещении около 1.


С замедлением темпа звездообразования снижается количество массивных звезд: они умирают вскоре после своего рождения.


В 1996 г. Пьеро Мадау (Piero Madau) из Калифорнийского университета в Санта-Крус применил метод, предложенный Кювье и Лили, к анализу данных глубокого северного снимка, полученного «Хабблом». Данные оказались  идеальными  для  такого исследования  из-за  очень  точного измерения  интенсивности  в  четырех  диапазонах  спектра.  Чтобы уточнить  историю формирования звезд  во Вселенной, Мадау объединил  свои результаты  с полученными из оптических наблюдений для низких красных смещений. Он обнаружил,  что  интенсивность формирования  звезд  достигала  максимума,  когда  возраст  Вселенной был приблизительно 4–6 млрд. лет. Такой результат привел многих астрономов к заключению, что лучшие дни Вселенной давно миновали.

Поглощающая история

Обзор галактик с помощью оптических  телескопов  не  может  выявить все объекты, существовавшие в ранней Вселенной. Чем дальше галактика, тем на нее больше влияет космологическое красное смещение. При достаточно  большом  смещении ультрафиолетовое  и  оптическое излучение галактики перемещается для  земного наблюдателя в инфракрасную часть спектра. Кроме того, звездный  свет  нагревает  частицы пыли,  возникающие  от  взрывов сверхновых и других процессов, которые затем перeизлучают энергию в далеком инфракрасном диапазоне. Свет удаленных источников, поглощенный и излученный  уже  пылью в далеком ИК-диапазоне, смещается из-за  расширения  Вселенной  еще дальше – в субмиллиметровый диапазон.  Поэтому  яркие  источники субмиллиметрового излучения часто указывают на места интенсивного формирования звезд.

До  недавних  пор  астрономам трудно  было  проводить  наблюдения  с  наземными  телескопами в  субмиллиметровом  диапазоне потому,  что  водяной  пар  в  атмосфере  поглощает  сигналы  на  данных  волнах. Но  ситуация  улучшилась с введением в строй Матрицы субмиллиметровых  болометров общего  назначения  (Submillimeter Common-User  Bolometer  Array  – SCUBA),  установленной  на  телескопе «Джеймс Клерк Максвелл» на Мауна-Кеа в 1997 г. (Расположенная на  высоте  4  км  над  уровнем моря, эта  обсерватория  оказалась  выше, чем 97% атмосферной воды.)

Несколько групп исследователей, одну из  которых  возглавляю  я, использовали SCUBA, чтобы с высокой чувствительностью и большим охватом неба искать далекие закрытые пылью  источники  исключительно высокой  светимости.  Поскольку угловое разрешение  довольно низкое, изображения галактик похожи на капли (см. иллюстрацию вверху). К  тому  же  на  снимке  их  довольно мало: даже после многих часов экспозиции лишь несколько источников появляются на каждом изображении,  полученном  SCUBA,  но  они из  числа  самых  ярких  галактик  во Вселенной. Трудно поверить, но до появления Матрицы  субмиллиметровых болометров общего назначения мы  даже не  догадывались,  что существовали  такие мощные  и  далекие системы. Темп формирования звезд  в  них  был  в  сотни  раз  выше, чем в современных галактиках, что служит еще одним подтверждением того,  что  Вселенная  раньше  была намного энергичнее, чем теперь.

ЭВОЛЮЦИЯ ВСЕЛЕННОЙ

Для поиска самых древних галактик при обзоре неба астрономы используют светофильтры, выделяющие ультрафиолетовый, зеленый и красный участки спектра. Из-за расширения Вселенной свет древнейших галактик смещается в красную область. График (вверху) показывает, как довольно большое красное смещение (около 3) выводит излучение далекой галактики из ультрафиолетовой области. В результате изображение древней галактики проявляется в красном и зеленом фильтрах, но не в ультрафиолетовом (внизу).

Обнаруженные  области  звездообразования  вызвали  сенсацию; но вдруг мы  узнаем, что  во Вселенной существует и другая, скрытая от нас активность?  К  примеру,  газ  и  пыль в  галактиках могут закрывать излучение дисков  вещества,  вращающегося вокруг сверхмассивных черных дыр (которые весят в миллиарды раз больше Солнца). Считается, что  такие диски служат источником энергии квазаров – необыкновенно мощных  объектов,  имеющих  большое красное смещение, а также энергии активных  ядер  в  центрах  многих близлежащих галактик. Оптические исследования  1980-х  гг.  показали, что  спустя  несколько  миллиардов лет после Большого взрыва квазаров было  гораздо  больше,  чем  активных галактических ядер. Поскольку сверхмассивные  черные  дыры,  дающие  энергию  далеким  квазарам, невозможно разрушить, астрономы предположили, что многие близлежащие галактики должны содержать в  себе мертвые квазары,  т.е. черные дыры, исчерпавшие «топливо».

Такие бездействующие сверхмассивные черные  дыры  действительно были найдены по их гравитационному  влиянию  на  окружающие тела.  Звезды и  газ продолжают обращаться  вокруг черных дыр, даже когда  вещество  не  засасывается в  них.  В    центре  нашей  Галактики обнаружилась  почти  спящая  черная  дыра.  Результаты  этих  исследований позволили предположить, что  большинство  сверхмассивных черных  дыр  сформировалось  еще в  эпоху  квазаров,  поглотив  в  процессе  бурного  роста  все  окружавшее  их  вещество  и  затем  перестав светиться, когда запасы топлива иссякли.  Таким  образом,  активность квазаров, как и формирование звезд, была  более  энергичной  в  далеком прошлом,  еще  раз  доказывая,  что наступили скучные времена.

Однако наш  сценарий на  этом не исчерпывается. Объединив рентгеновские и оптические наблюдения, астрономы пересматривают вывод о том, что большинство квазаров давно потухло. Важно что рентген, в отличие от видимого света, может пройти через заслоняющие черную дыру газ и пыль. Земная же атмосфера не пропускает рентген, так что в  поиске активных черных дыр астрономы надеются на космические телескопы типа  рентгеновских  обсерваторий «Чандра» и «XMM/Ньютон».

В  2000  г.  Леннокс  Кювье,  Ричард Мушотски  (R.F.  Mushotzky)  из Годдардовского  центра  космических  полетов  NASA,  Эрик  Ричардс (E.A. Richards) из Аризонского  университета  и  я  использовали  телескоп  «Субару»  на  Мауна-Кеадля  оптической  идентификации 20  рентгеновских источников, найденных  в  ходе  обзоров  «Чандра». Затем  с помощью  десятиметрового телескопа «Кек» мы получили спектры этих объектов.Результаты  оказались неожиданными: многие  активные  сверхмассивные  черные  дыры,  обнаруженные «Чандра», находятся в довольно близких  крупных  галактиках. Модели  космического  рентгеновского фона предсказывали существование большого числа невидимых сверхмассивных  черных  дыр,  но никто не ожидал, что они у нас под носом! Более того, оптические спектры многих  галактик не подтверждают активность этих объектов. Без рентгеновских наблюдений  астрономы никогда бы не смогли обнаружить сверхмассивные черные дыры, скрывающиеся в ядрах галактик.

Соответственно,  не  все  сверхмассивные черные  дыры родились в  эпоху квазаров. Похоже, что могучие объекты начали формироваться с самых ранних времен и до наших дней.  Однако  те  сверхмассивные черные  дыры,  которые  все  еще  активны, ведут себя иначе, чем далекие квазары, которые с завидным аппетитом  пожирают  вещество  вокруг себя. А большинство близких источников,  обнаруженных  «Чандрой», воздержанны в «еде» и  поэтому светят не так ярко. Ученые пока не поняли, в чем причина этого различия. Возможно,  современным  черным дырам  просто  достается  меньше газа. Близлежащие галактики сталкиваются  друг  с  другом  реже,  чем далекие древние звездные системы, а ведь именно столкновения могут поставлять вещество к черной дыре в галактическом центре.

«Чандра» позволил ученым приоткрыть  еще одну  завесу  тайны: хотя умеренные источники рентгена значительно менее мощные, чем квазары (в среднем раз в 100), совокупное излучение  нынешних  раз  в  десять слабее того, что в прежние времена производили  квазары. Иными  словами,  состав  Вселенной  постепенно  меняется  от  небольшого  числа ярких  объектов  к  большому  количеству  тусклых.  Но  даже  при  том, что нынче сверхмассивные черные дыры стали «меньше и дешевле», их суммарный эффект все еще велик.

Рентгеновское излучение выявляет скрытые черные дыры. Обсерватория «Чандра» зафиксировала много черных дыр на глубоком снимке северного неба (слева). Некоторые оказались мощными древними квазарами, засиявшими уже через несколько миллиардов лет после Большого взрыва (вверху справа). А другие притаились в ядрах довольно близких галактик, излучая рентген (внизу справа).

Галактики  со  звездообразованием также мельчали. Несмотря на то что некоторые соседние с нами галактики  столь же  активно формируют  звезды,  как  и  сверхмощные, заполненные  пылью  галактики, обнаруженные  на  снимках  камеры  SCUBA,  их  пространственная плотность  сверхвысокой  светимости  в  современной  Вселенной в  400  с  лишним  раз  ниже,  чем была в  древней Вселенной. Однако вновь проявили себя небольшие галактики. Кювье, Джиллиан Уилсон (J.Wilson)  из  Центра  обработки инфракрасных  наблюдений  NASA, Дуг  Берк  (D.J.Burke)  из  Гарвард-Смитсоновского  астрофизического центра и ваш покорный слуга уточнили  плотность  светимости во Вселенной, используя высококачественные изображения, полученные с большим набором фильтров, и  спектроскопические  данные. Мы  обнаружили,  что  плотность оптической  и  ультрафиолетовой светимости  практически  не  изменилась  за  космологическое  время. Несмотря на  то что полная интенсивность  формирования  звезд  во второй половине жизни Вселенной снизилась (гигантские запыленные галактики больше не демонстрируют  вспышек  звездообразования), маленькие, близлежащие галактики, формирующие  звезды,  оказались настолько  многочисленными,  что плотность  оптического  и  ультрафиолетового излучения снижается довольно медленно.

Бодрость средних лет

Новые компьютерные модели показывают, что переход от Вселенной, где доминировали немногочисленные крупные и мощные галактики, к  Вселенной,  заполненной  множеством  более  мелких  галактик, может  быть  следствием  космического расширения, при котором  галактики  расходятся  и  их  слияния становятся редкими. К  тому же по мере  снижения  плотности  газа, окружающего  галактики,  его  становится легче нагреть. А поскольку горячий  газ  более  упруг,  чем  холодный, он меньше поддается  гравитационному  сжатию  в потенциальной  яме  галактики.  Фабрицио Никастро  (F.  Nicastro)  из  Гарвард-Смитсоновского  астрофизического центра и его коллеги недавно обнаружили  теплый  межгалактический  туман,  поглощающий  ультрафиолетовое  и  рентгеновское излучение  далеких  квазаров  и  активных ядер галактик. Туман окружает нашу Галактику со всех сторон и  заполняет  Местную  группу  галактик, включающую наш Млечный Путь, галактику в Андромеде и еще 30  меньших  членов. Вероятно,  газ остался от ранней эпохи формирования галактик, но теперь он слишком  горячий,  чтобы  продолжать участвовать в данном процессе.

Вокруг маленьких галактик среда может быть более прохладной, поскольку они не в состоянии нагреть окружающий газ так же сильно, как большие галактики, в распоряжении которых были  взрывы  сверхновых звезд и  энергия  квазара. К  тому же маленькие  галактики не  так жадно поглощают окружающее  вещество, что  позволяет  им  продлить  свой скромный  образ  жизни  до  наших дней.  Напротив,  более  крупные и  расточительные галактики истощили свои ресурсы и больше не способны  вобрать  в  себя  вещество  из своих  окрестностей.  Проводимые исследования  свойств  газа  в  маленьких  близлежащих  галактиках покажут, как они взаимодействуют с окружающей средой, что поможет лучше понять эволюцию галактик.

Главный  вопрос  все же  остается нерешенным:  как на  столь раннем этапе  эволюции  Вселенной  смогли  возникнуть  гигантские  квазары? Слоановский цифровой обзор неба  (крупнейший  астрономический  проект  по  картографированию  четверти  полного  небосвода и  измерению  расстояний  до  более  чем  миллиона  далеких  объектов)  позволил  обнаружить  квазары,  которые  существовали,  когда Вселенная была в шестнадцать раз моложе, чем сейчас, т.е. спустя примерно 800 млн. лет после Большого взрыва.  В  2003  г.  Фабиан  Уолтер (F. Walter) из Национальной радиоастрономической  обсерватории  и его сотрудники обнаружили линии угарного  газа  в  излучении  одного из  таких  квазаров.  Поскольку  углерод и кислород могли появиться благодаря  термоядерным  реакциям  в  звездах,  это  открытие  свидетельствует о том, что значительное количество  звезд  сформировалось в первые сотни миллионов лет жизни Вселенной. Недавние результаты исследователя микроволновой анизотропии  «Вилкинсон»  (спутника, наблюдающего космическое фоновое  излучение),  также  указывают, что формирование  звезд началось спустя  всего  200  млн.  лет  после Большого взрыва.


Мы становимся свидетелями перехода Вселенной к более размеренному периоду ее жизни.


Кроме  того,  компьютерное  моделирование показало, что первые звезды были, скорее всего, в сотни раз массивнее Солнца. Они  сияли так  ярко,  что  полностью  сожгли свое топливо за несколько десятков миллионов  лет.  Тогда  самые  массивные  из  них  сжались  в  черные дыры,  которые,  возможно,  стали зародышами сверхмассивных черных дыр, породивших первые квазары.  Такое    объяснение  раннего появления  квазаров  подкрепляется изучением гамма-всплесков (см. «Ярчайшие  взрывы  во  Вселенной», «В  мире науки», №4, 2003  г.),  которые, вероятно, возникают в результате  коллапса  очень  массивных звезд  в  черные  дыры.  Поскольку гамма-всплески  –  самые  мощные взрывы  во Вселенной, произошедшие  после  Большого  взрыва,  астрономы обнаруживают их на очень больших расстояниях.

В ноябре 2004 г. для их исследования NASA запустило спутник «Свифт» стоимостью $250 млн. с  тремя телескопами  для  наблюдения  взрывов в  гамма-, рентгеновском, ультрафиолетовом и оптическом диапазонах. Изучая  спектры  гамма-всплесков и  их послесвечение, «Свифт» поможет ученым лучше понять, как коллапсируют  звезды и как начинался рост  сверхмассивных  черных  дыр в  ранней Вселенной.

Теперь  астрономы  благодаря  обсерваториям  «Чандра»  и  «XMM/  Ньютон»,  подобно  суперменам  из комиксов,  которые  при  помощи  «рентгеновского  зрения»  видят сквозь  стены,  наблюдают  окутанные пылью области Вселенной. Как оказалось,  гигантские  галактики, изобилующие молодыми  звездами, и жадные древние черные дыры теперь отживают свой век. Еще через несколько миллиардов  лет небольшие галактики, которые сегодня довольно  активны, израсходуют  свое топливо,  и  свет  в  космосе  почти померкнет. Нашу Галактику ожидает такая же судьба. По мере космического  измельчания  карликовые галактики  (которые  содержат  всего  несколько  миллионов  звезд,  но являются  самым  многочисленным типом галактик во Вселенной) останутся  единственными  очагами звездообразования.  Со  временем Вселенная  неизбежно  будет  темнеть,  а  старые  галактики не  умрут, а  лишь медленно угаснут.

ОБ АВТОРЕ:
Эми  Баджер  (Amy  J. Barger)  –  профессор  астрономии  в  Висконсинском университете  в Мадисоне, преподает  в  Гавайском  университете  в Маноа. Баджер  защитила диссертацию  по астрономии  в  1997  г.  в Кембриджском университете, а затем проводила исследования в Астрономическом институте Гавайского университета. Как космолог-наблюдатель она исследует далекие объекты Вселенной с помощью рентгеновской обсерватории «Чандра», космического телескопа «Хаббл» и оптических телескопов в обсерваториях Кит-Пик в Аризоне и Мауна-Кеа на Гавайях.

22 Апреля 2011, 22:59    Oleg    5013    0

Нет комментариев.

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите или зарегистрируйтесь пожалуйста.